• ХУДОЖНИК ЭДУАРД ГУРЕВИЧ. ЕВРЕЙСТВО - ЕГО ЖИЗНЬ.

    Память о евреях Польши. Варшава, еврейская улица. Начало 20-ого века.

    Узкий переулок старой Варшавы. Как в книгах Башевиса Зингера, правда?

    Уличная сцена: прохожие, а их много, что-то оживлённо обсуждают. Слева - мастерская, над ней висит медный начищенный сапог, - это обычная вывеска еврейской сапожной мастерской. Здесь делают, чинят нехитрую обувь. .

    Мимо этой мастерской проходит раввин. Сапожники выскочили на улицу, попросили ребе прокомментировать какой-то раздел Торы. Внимательно его слушают. Здесь же крутятся вездесущие ребятишки, им тоже интересно, что говорит ребе.

    А напротив - здание, где находится ешива. Двое мастеровых с помощью лестницы приспосабливают вывеску "Ешиват хасидей Варша". Из дверей ешивы вышел старик, книги подмышкой. Повидимому, ученик. Ничего, что старый: евреи учат Тору до конца дней своих. Рядом девочка, помогает старику спуститься по ступенькам.

    В центре картины - высокий мужчина в длинном пальто. Он - сборщик пожертвований, так называемой цдаки. В руке у него коробка "купат ацдака" с щелью, в которую евреи бросают свои гроши, чтобы помочь нищим. Или, может быть, он собирает деньги для отправки в Палестину на восстановление Храма или для покупки земли для тамошнего ишува? Рядом ему уважительно внимает старик в высокой рыжей штраймл (меховой шляпе). Поодаль колоритная группа из четырёх беседующих евреев, повидимому, обсуждаются мировые проблемы.

    На первом плане - чугунная водонапорная колонка. Нажмёшь ручку, и потечёт вода в подставленное ведро. Яркая деталь ушедшего времени. Может, кто и помнит такие же на улицах городов, где родились. Мой сосед, уроженец Минска, помнит послевоенные еврейские районы города под названием Сельхозпосёлок, а рядом Комаровка и Долгиновский тракт. Помнит там такие же колонки, а также как зимой к ним, обледенелым и заснеженным, жители протаптывали дорожки, чтобы набрать воды.

    Рядом с колонкой мальчик, увлечённо читающий большую книгу. И ещё возница, на языке идиш - "балагола". Это владелец повозки ("агола"), на которой выполняет нехитрые заказы горожан по перевозке грузов. Балагола - очень распространённый вид работы в еврейских местечках. Тянули, тащили балаголы свои грузы, чтобы заработать на кусок хлеба.

    Их бин абалаголе, их гореве он абрег. Я - балагола, я тружусь без конца.

    Может, кто дополнит рассказ об увиденных деталях на картине художника Эдуарда Гуревича? Буду признательна и благодарна.